Через слово - к Человеку!

воскресенье, 21 июля 2013 г.

О позиции московского учительства по содержанию и структуре основного государственного экзамена (ОГЭ) по русскому языку


Отвечая на обвинения учительства в воспитании лицемеров, прозвучавшие от коллектива словесников знаменитой 610-й классической гимназии г. Санкт-Петербурга, хотелось бы подчеркнуть, что данными обвинениями педагоги пытаются дискредитировать существующий на данный момент формат экзамена по русскому языку в 9 классе, тем самым дестабилизировать и без того неспокойную ситуацию в образовательном пространстве Российской Федерации, сделать так, чтобы в умы других педагогов, но самое главное все хорошо понимающих детей закрались сомнения в эффективности проведения подобного рода экзамена вообще.

Прежде всего необходимо четко различать мнение учителей элитнейшего образовательного учреждения России и мнение учителей обычных, рядовых школ страны. Нельзя возлагать на экзамен не свойственные ему в принципе функции. Экзамен не может и не должен равняться на самый высокий уровень познаний в области русского языка, особенно на этапе 9 класса. Все, что на сегодняшний день создано в отношении содержания и структуры экзамена по русскому языку в 9 классе, является научно обоснованным и статистически доказанным. За основу взят именно «средний» ученик российской школы.

Всякая адаптация текстов, отбираемых для ГИА-9, связана исключительно с тем, что все «непрозрачные» для восприятия девятиклассников подтексты так или иначе снимаются. По той же причине происходит выравнивание композиции текстов, чтобы лучше сконцентрировать внимание учащихся на главном, на сути. При этом трудно согласиться с коллегами в том, что абсолютно теряются яркость и выразительность текстов. Часто используемые тексты С.В. Михалкова, В.А. Солоухина, В.П. Крапивина ничуть не теряют своего блеска, своей оригинальности при незначительной их адаптации. Вряд ли это приводит и к совершенно упрощенному их восприятию со стороны ученической аудитории, о чем пишут петербургские коллеги, ратуя за то, чтобы в текстах максимально сохранить всю полноту многозначностей и недоговоренностей.

Очень неприглядно слышать и высказывания о том, что В.А. Сухомлинский – «не великий стилист», «человек своего времени». Какое отношение эта модальность высказываний коллег имеет к экзамену? Понятие «доброта» мы тоже считаем идеологическим понятием? Каким-то излишне политизированным становится разговор об экзамене. Много субъективных мнений, за которыми не просматривается сама суть обвинений к разработчикам контрольно-измерительных материалов. Впрочем, все эти выпады можно объяснить лишь тем простым обстоятельством, что кто-то активно пытается позиционировать одну из предложенных Министерством образования и науки РФ концепций сочинения как формы государственной итоговой аттестации.

Что касается вопроса целесообразности сохранения сочинения на лингвистическую тему в системе аттестации на этапе 9 класса, то здесь можно долго и продолжительно спорить, предлагать альтернативные решения. Однако всем нам нужно отдавать отчет в том, что подростки сдают экзамен именно по русскому языку. Сочинения (эссе) они пишут и на других уроках. В чем же тогда заключается специфика сочинения именно по предмету «русский язык»? Да, это должно быть сочинение о русском языке, его богатстве, неповторимости, своеобразии и красоте. Какой великий урок патриотизма, приобщения к великой национальной ценности – языку – мы преподаем ему таким сочинение! Другой вопрос: способны ли учителя по-настоящему оценить всю прелесть русского языка? Судя по тому, что некоторые учителя не находят никакой логической связи между предложенным текстом и «лингвистическим» высказыванием, - сделать это для самих педагогов-словесников подчас весьма трудно.

Сетование на то, что обучение в таком случае сводится к натаскиванию, к сожалению, не ново в нашей научно-методической мысли. Но, справедливости ради, скажем о том, что Пушкина в Лицее никто не учил творчеству как таковому. Конечно, хорошо, если бы процесс обучения был исключительно процессом пробуждения творческой мысли современного школьника. Однако, во-первых, для такого формата обучения практически невозможна идеальная модель экзамена, а во-вторых, что делать с детьми, по своей природе не расположенными к творчеству.

В заключение скажем о том, что к тому учебному пособию, на которое ссылаются наши петербургские коллеги, действительно имеются отдельные нарекания и замечания. При этом данное пособие, насколько мы знаем, напрямую не связано с разработками контрольно-измерительных материалов, проводимых в стенах ФИПИ.

25.02.2014 г.

Председатель 
Региональной общественной организации «Независимая ассоциация словесников»
Дощинский Роман Анатольевич, к.п.н., учитель высшей категории

Комментариев нет:

Отправить комментарий