Через слово - к Человеку!

воскресенье, 28 декабря 2014 г.

С Новым 2015 годом - нашим годом - Годом литературы в России!


Уважаемые коллеги!

Благодарим Вас за плодотворную работу в уходящем году!

Нам многого удалось добиться, но еще больше предстоит сделать.

Отрадно отметить, что неуклонно растет численность вступающих в Ассоциацию педагогов Москвы, заметно активизировалась деятельность различных рабочих групп и советов по распространению положительного педагогического опыта.

Желаем Вам и Вашим близким доброго здоровья, исполнения желаний, удачи, благополучия, дальнейших успехов в развитии системы столичного образования.

К 85-летию Таисы Алексеевны Ладыженской






ОТЧЕТ О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ АССОЦИАЦИИ В 2014 ГОДУ

Три года Московской ассоциации учителей русского языка и литературы – это много или мало для того, чтобы понять важность и необходимость профессионального объединения учителей-словесников столицы? С одной стороны, это совсем небольшой временной отрезок. Если, например, сравнить с деятельность профсоюзной организации работников образования, с деятельностью таких авторитетных организаций филологов, как Международная ассоциация преподавателей русского языка (МАПРЯЛ) и Российская ассоциация преподавателей русского языка (РАПРЯЛ). С другой стороны, за три года Московская ассоциация смело заявила о себе в средствах массовой информации, достойно выполнила многие возложенные на нее функции.

Итак, напомним предысторию. Весной 2011 года тогдашний заместитель руководителя Департамента образования города Москвы Н.С. Шерри обратилась на кафедру филологического образования Московского института открытого образования (МИОО) с просьбой начать подготовку мероприятий, связанных с объединением предметного сообщества учителей русского языка и литературы города Москвы и дальнейшим созданием региональной Ассоциации.

Процесс был запущен незамедлительно. Тем более что кафедра филологического образования МИОО имела на тот момент широкий выход к учительству города Москвы. К слову сказать, государство сегодня не до конца оценивает централизацию системы дополнительного профессионального образования как мощный инструмент кадровой работы в образовательной сфере (сохранения и закрепления педагогов на своих рабочих местах, воспитания любви к своей профессии, долга перед Родиной при выполнении тех или иных служебных обязанностей, формирования миссионерского сознания учительства). Собственно говоря, объединение словесников и произошло в кратчайшие сроки именно потому, что кафедра филологического образования МИОО вокруг себя действительно создала некий костяк учителей-профессионалов. Прежде всего за счет того, что кафедра плотно занималась формированием базы экспертов для проверки работ Государственной итоговой аттестации по русскому языку и литературе; курировала целый ряд крупных проектов в системе столичного образования (организация и проведение городского конкурса «Лучшая библиотека образовательной организации», функционирование на базе кафедры Школы юного филолога, успешная реализация культурно-образовательного проекта «Литературный венок России», деятельность городской экспериментальной площадки «Теория и методика формирования филологической культуры субъектов учебно-воспитательного процесса на основе сочетания традиционного и инновационного изучения русского языка и литературы» др.); проводила курсы повышения квалификации, на которых обучалось более 70% московских учителей русского языка и литературы.

В сентябре 2011 года в стенах Московского Дома учителя состоялось учредительное собрание, на котором были приняты следующие судьбоносные решения:

1. Создать Региональную общественную организация и дать ей довольно символичное название «Независимая ассоциация словесников» (РОО НАС).

2. Зарегистрировать Ассоциацию в Министерстве юстиции Российской Федерации.

3. Выбрать Совет организации (в него вошли известные столичные педагоги: Абелюк Евгения Семеновна, Брюханова Ольга Венедиктовна, Генералова Наталья Сергеевна, Лаврищева Светлана Васильевна, Мончаковская Ольга Станиславовна и др.) и его Председателя – учителя русского языка и литературы на тот момент ГБОУ СОШ № 1400, кандидата педагогических наук, обладателя Гранта Мэра города Москвы, Лауреата Премии Правительства Москвы в области охраны окружающей среды Дощинского Романа Анатольевича.

РОО НАС стала первой организацией учителей-предметников столицы, которая приобрела юридическую оформленность, банковский счет и т.д. Было очевидно, что подобная организация должна бать поддержана и в самом профессиональном сообществе, и Департаментом образования города Москвы, и ведущими организациями, подведомственными Департаменту (на тот момент – Московским институтом открытого образования, Московским центром качества образования, ГОМЦ «Школьная книга», редакцией «Учительская газета – Москва»; сегодня – Центром педагогического мастерства, Московским городским педагогическим институтом, Московским институтом развития образования, Городским методическим центром), и директорским корпусом столицы (членами Ассоциации являются и директора успешных образовательных комплексов города – по образованию учителя русского языка и литературы: Цимбалюк Стелла Николаевна, Артемьев Александр Николаевич), и крупными издательствами (друзьями и партнерами Ассоциации с самого момента ее рождения стали издательства «Просвещение», «Дрофа», «Русское слово», «Вентана-Граф», «Экзамен», «Интеллект-центр» и др.).

И вот началась непростая кропотливая работа по созданию статуса, имиджа и веса Ассоциации. Главным лозунгом руководства Ассоциации стали слова: «Мы сотрудничаем со всеми! У нас нет врагов!» И если всерьез говорить о том, когда на самом деле был запущен процесс демонополизации в системе столичного образования, полагаем, что есть смысл утверждать: в том числе вместе с появлением Ассоциаций учителей-предметников.

Надо отметить, что по аналогии с Ассоциацией, объединившей учителей русского языка и литературы, стали появляться Ассоциации и других учителей-предметников. Во всяком случае, к началу 2012 года в Москве было зафиксировано 18 предметных Ассоциаций. Некоторые из них тут же зарегистрировались в качестве юридических лиц (например, РОО «Ассоциация библиотекарей образовательных учреждений города Москвы»), другие – создавались в форме региональных отделений Всероссийских ассоциаций (так произошло с историками и географами).

На определенном этапе возникла необходимость объединения всех предметных Ассоциации города Москвы. Так, была создана Единая независимая ассоциация педагогов (РОО ЕНАП), которую возглавила учитель французского языка ГБОУ СОШ № 19 им. В.Г. Белинского, Председатель Ассоциации учителей иностранных языков Морозова Екатерина Павловна.

Таким образом, на сегодняшний день РОО НАС юридически является структурным подразделением РОО ЕНАП, что немаловажно в условиях введения Федеральных государственных образовательных стандартов, ключевым требованием которых можно считать межпредметность и метапредметность школьного образования. А для того чтобы по-настоящему реализовать идеи межпредметности и метапредметности, должен быть отлажен механизм общения учителей-предметников друг с другом. РОО ЕНАП и явился в свое время удобной площадкой для организации профессионального диалога.

Каждый год в деятельности Московской ассоциации учителей русского языка и литературы добавлял работы и создавал поводы для проявления общественно-профессиональной активности. В 2013 году прежде всего усилиями московских коллег была учреждена Общероссийская общественная организация «Ассоциация учителей литературы и русского языка», в состав которой вошли региональные отделения из более 50 субъектов Российской Федерации. Помнится, лично Президент страны, наш национальный лидер Владимир Владимирович Путин обратился к участникам учредительного съезда: «Считаю создание Ассоциации учителей русского языка и литературы – востребованной, отвечающей духу и запросам времени инициативой, важным шагом в консолидации учителей-словесников вокруг единых целей и задач. Искренне рассчитываю на вас, вашу активную жизненную позицию, истинный профессионализм и подвижничество».

На тот момент никто не предполагал, что деятельность созданной организации окажется в центре решения особо значимых государственных вопросов. Ведь не секрет, что у истоков изменений в преподавании русского языка и литературы (введение выпускного сочинения, изменение формата ЕГЭ по русскому языку, старт обсуждения Концепции школьного филологического образования в России и пр.) стояли инициативы, впервые обозначенные и четко сформулированные общественными деятелями именно нашей Ассоциации.

Каковы же конкретные результаты трехлетней деятельности Московской ассоциации учителей русского языка и литературы?

Во-первых, Ассоциация ежегодно старалась проводить мероприятия, которые были ориентированы именно на категорию учителей русского языка и литературы и повышение их профессионального уровня. Причем эти мероприятия не менялись из года в год. Перед нами, по сути дела, выстроилась целостная и стабильная картина профессионально ориентированных мероприятий, проводимых под эгидой Ассоциации:

· Январь – Ежегодный Турнир знатоков русского языка, истории и культуры (среди педагогов и библиотекарей);

· Февраль – Ежегодный научно-практический семинар «Встреча с издателями: вопросы и ответы»;

· Март – Ежегодные Московские методические чтения «Фестиваль методических идей» с последующими публикациями материалов в «Вестнике московского образования»;

· Август – Ежегодный Форум педагогического актива города Москвы;

· Октябрь – Ежегодный Межведомственный круглый стол «Итоги ОГЭ и ЕГЭ в текущем году и обсуждение демоверсий следующего года»;

· Декабрь – Ежегодная Международная конференция «Филологическая наука и школа: диалог и сотрудничество».

Во-вторых, в ряде мероприятий отмечено внимание Ассоциации к работе со школьниками. Стоит подчеркнуть, что речь идет не только о талантливых, одаренных, высокомотивированных учащихся, а в целом о школьниках, учащейся молодежи. Именно на них рассчитаны таким массовые мероприятия Ассоциации, как:

· Апрель – Ежегодный городской конкурс «Читаем вместе в классе и семье» (проводится каждый год в разных форматах, но особенно полюбилась ребятам форма Литературного квеста; при этом большинство заданий разрабатывается самими учителями в рамках Конкурса метапредметных контрольно-измерительных материалов, проводимого под научным руководством Московского центра качества образования);

· Июнь и ноябрь – Ежегодный Всероссийский словарный диктант (проводится в два этапа: 6 июня приурочен ко Дню русского языка, 22 ноября – ко Дню словаря);

· Декабрь – Ежегодная городская детско-взрослая метапредметная читательская конференция «Современная литература и Я-читатель» (данную конференция мы рассматриваем как средство приобщения юных читателей к современной литературе, а также как источник информации о современных авторах для учителей-словесников; в 2011 году в школе № 1227 стартовала I читательская конференция по книге Рубена Гонсалеса Гальего «Белое на черном»; в 2012 году эстафету принял Московский институт открытого образования – конференция по книге Дмитрия Балашова «Великий стол» – и школа № 739 – конференция по книгам известных белорусских авторов Андрея Жвалевского и Евгении Пастернак «Время всегда хорошее», «Правдивая история Деда Мороза» и «Гимназия № 13»; в 2013 году IV читательскую конференцию по книгам современной писательницы Дины Сабитовой «Сказки про Марту», «Где нет зимы», «Три твоих имени» принимала школа № 1231; в 2014 году конференция проходит в школе № 1251 и посвящена обсуждению повестей Екатерины Мурашовой «Класс коррекции» и «Гвардия тревоги»).

В-третьих, деятельность Ассоциации с самого начала была направлена на продвижение передовых педагогических практик московского образования в регионы Российской Федерации и за рубеж. Очень тесные контакты Московской ассоциации сложились с такими регионами, как Ярославская область, Вологодская область, Ульяновская область, Республика Татарстан. Общими усилиями был проведен целый ряд мероприятий, реализованы совместные проекты, которые широко освещались в средствах массовой информации.

Особую значимость в нынешних социально-политических условиях приобретают установленные контакты: Москва – Грозный, Москва – Махачкала, Москва – Сухум, Москва – Цхинвал. Указанные в перечне регионы очень нуждаются в реальной методической помощи со стороны московских коллег. При поддержке Рособрнадзора, Федерального института педагогических измерений мы запустили программу проведения специальных вебинаров, выездных семинаров учителей русского языка и литературы города Москвы на базе образовательных организаций Северного Кавказа.

6 декабря 2014 года Глава Республики Дагестан Р.Г. Абдулатипов в Московском государственном музыкальном театре фольклора «Русская песня» встретился с дагестанской молодежью, обучающейся в образовательных организациях города Москвы. На встречу были приглашены и председатели нашей Ассоциации. Программу встречи составили выступление Главы Республики, целью которого была поддержка (в том числе гарантия определенного социального пакета) тех выпускников, которые желали бы выехать для дальнейшей трудовой деятельности в родной регион, презентация Постоянного представительства Республики Дагестан при Президенте РФ, а также показ художественно-документального фильма «Расул Гамзатов. Мой Дагестан. Исповедь».

Не менее интересными оказались наши международные проекты, осуществляемые вместе с Департаментом внешнеэкономических и международных связей города Москвы, издательством «Златоуст», Московским государственным лингвистическим университетом, Центром международного образования МГУ и др.:

· в 2012 году и 2013 году дважды члены Ассоциации направлялись в Камчию (Болгария) для организации и проведения тематической смены для детей и подростков в санаторно-оздоровительном комплексе Правительства Москвы;

· неоднократно Московская ассоциация в рамках международных программ по проведению мастер-классов и общественных акций, направленный на продвижение русского языка, взаимодействовала с коллегами из Латвии, Эстонии, Украины, Белоруссии, Армении, Азербайджана, Чехии, Франции, Испании и т.д.

Нельзя не упомянуть об особой роли Ассоциации, которую она сыграла в процессе присоединения Крыма к России. Никто из членов Ассоциации не сомневался в важности поддержки учителей русского языка и литературы молодой Республики. При тесном контакте с Федеральным институтом развития образования была создана мобильная система повышения квалификации работников образования Республики Крым. В летний период, накануне нового учебного года, задуманная система была воплощена в жизнь, что очень помогло учительству региона без стрессов и с наименьшими потерями адаптироваться к работе в новых образовательных условиях. А итоги курсов повышения квалификации были подведены на специальном мероприятии 28 августа 2014 года в городе Симферополе – Августовском педагогическом конференции учителей истории, русского языка и литературы и руководителей методических служб Республики Крым и города Севастополя, посвященном возвращению Крыма в Россию, 100-летию начала Первой мировой войны, 100-летию журналов «Русский язык в школе» и «Литература в школе».

В-четвертых, Ассоциация с самого первого дня своего существования оказалась в центре экспертно-аналитической деятельности, организованной в системе столичного образования. Ассоциация так выстроила взаимоотношения с ведущими организациями, что сегодня трудно себе представить ситуацию, когда будут приняты те или иные документы или сформированы те или иные группы экспертного сообщества без привлечения мнения рядовых членов Ассоциации. Покажем это на конкретных примерах:

· учебно-методические комплексы по русскому языку и литературы, попавшие в Федеральный перечень учебников, проходили общественную экспертизу силами членом нашей организации;

· члены Ассоциации проводили экспертизу Примерных программ, созданных НИИ столичного образования при ГБОУ ВПО МГПУ;

· контрольно-измерительные материалы, разработанные сотрудниками Московского центра качества образования, в течение трех лет проходили экспертную оценку со стороны членов Московской ассоциации;

· эксперты для проверки работ Государственной итоговой аттестации по русскому языку и литературе по большей части являются экспертами, чьи кандидатуры прошли через оценку коллег-профессионалов из Ассоциации;

· эксперты для Жюри Конкурса сочинений, организованного Московским институтом развития образования и «Учительской газетой – Москва» в 2014 году, также были подобраны из членов нашей Ассоциации;

· с целью методической поддержки возвращения сочинения как формы итоговой аттестации российских школьников эксперты Ассоциации были включены в Федеральный проект «Актуализация системы повышения квалификации учителей русского языка и литературы, обеспечивающих педагогическое сопровождение детей – участников всероссийского конкурса сочинений» под научным руководством специалистов Академии повышения квалификации и переподготовки работников образования;

· стало доброй традицией и то, что к подготовке контрольно-измерительных материалов для проведения школьного и окружного туров Всероссийских олимпиад по русскому языку и литературе Центр педагогического мастерства привлекает членов нашей Ассоциации;

· наконец, программы повышения квалификации, утверждаемые на уровне Московского института открытого образования, также проходят через «сито» одобрения членов Ассоциации.

Дополнительные возможности для влияния на преподавание русского языка и литературы появились в связи с тем, что члены Московских ассоциаций учителей-предметников вошли в составы Общественных палат, Общественных советов, Общественных комиссий, рабочих групп и т.д. различного уровня и ранга.

В-пятых, совершенно уникальная миссия Ассоциации заключается в том, что только она создает для учителей русского языка и литературы неформальную, психологически комфортную и юридически поддержанную профессиональную среду. Почему это особенно важно подчеркнуть?

Сегодня мы имеем дело с катастрофическими темпами «старения» педагогических кадров и отсутствием в связи с этим соответствующей молодой смены. Более того, даже если рассматривать возраст 30-40 лет (а это, с точки зрения психологов, достаточно неплохой возраст в профессиональном плане: уже накоплен педагогический опыт, учитель считается более творческим, вполне состоявшимся и гармоничным – в общем, настоящим квалифицированным специалистом!), наметилась негативная тенденция, связанная с угасанием профессиональной активности, колоссальным эмоциональным выгоранием учительства – вплоть до признаков пессимизма, отчаяния, озлобленности…

Ассоциация ставит перед собой в том числе задачу исправления такой ситуации. На наш взгляд, в непосредственном общении учителей друг с другом при грамотной организации этого процесса со стороны лидеров Ассоциации наметившуюся негативную тенденцию все-таки можно переломить. Ассоциация – это место, где люди могут выплеснуть отрицательную энергию, поговорить по душам, набраться внутренних сил и вдохновиться на новые «педагогические подвиги». Не знаем, насколько правомерно такое сравнение с этической точки зрения, но Ассоциацию в этом смысле можно действительно сравнить с профессиональным «храмом», куда приходят каждый со своими проблемами и где под руководством наставника пытаются их непременно решить теми или иными способами.

Подводя итоги трехлетней деятельности Ассоциации, хотелось бы осветить также наши планы на будущее.

В первую очередь следует сохранить все те мероприятия, которые успешно проводились Ассоциацией ранее. Кроме того, Ассоциация в Год литературы готова включиться в реализацию грантовых программ некоммерческим неправительственным организациям, проводимым в соответствии с Распоряжением Президента Российской Федерации «Об обеспечении государственной поддержки некоммерческих неправительственных организаций, участвующих в развитии институтов гражданского общества, реализующих социально значимые проекты и проекты в сфере защиты прав и свобод человека и гражданина».

Особого внимания и ответственного отношения требуют формирование и развитие современных общественно-профессиональных форм контроля и надзора в сфере образования. Необходимо совместными усилиями власти и членов Ассоциации продумать, каким образом профессиональное сообщество может участвовать в независимых мониторингах системы столичного образования, а также в коррекции принимаемых документов, когда они еще существуют на уровне проекта.

Надеемся на то, что все задуманное выглядит перспективно и привлекательно в предстоящий Год литературы и будет в полной мере реализовано в 2015 году.

Да, много сделано за истекший период. Но еще больше предстоит сделать. Поэтому пожелаем членам Ассоциации учителей русского языка и литературы города Москвы дальнейших успехов. Всех благ Вам и процветания в грядущий Год литературы!

А учителей русского языка и литературы столицы, в свою очередь, приглашаем вступить в наши ряды, став членами Ассоциации.

Участие Ассоциации в обсуждении Концепции школьного филологического образования в России

Дощинский Р.А.

На современном этапе развития российского общества принципиально важным оказывается определить научные основания системного филологического образования в школе. Невозможно все время заимствовать западноевропейские образцы и искусственно внедрять их в систему отечественного образования. Необходимо прийти к пониманию того, что Россия – это страна, вобравшая в себя исторический и культурный опыт не только Запада, но и Востока. В конце концов, Россия – уникальная страна, у которой не может не быть собственной национальной доктрины образования, учитывающей самобытность нашего народа, его особый путь и особую миссию в мировом образовательном пространстве.

Общероссийская общественная организация «Ассоциация учителей литературы и русского языка» (ОО «АССУЛ»), созданная по инициативе учителей-словесников в ноябре 2013 года, на первом же, учредительном, съезде приняла решение взять на себя ответственность и разработать Концепцию школьного филологического образования в России. В течение 2014 года была создана специальная рабочая группа, в которую вошли учителя-практики, преподаватели ведущих российских вузов, специалисты в области детского чтения, разработчики контрольно-измерительных материалов и др. В экспертно-аналитическую и оценочно-коррекционную деятельность были вовлечены представители более 50 субъектов Российской Федерации.

Первая публичная презентация Концепции состоялась на IIВсероссийском съезде учителей литературы и русского языка, прошедшем 3-5 ноября 2014 года в городе Ульяновске. Кроме того, 10 ноября 2014 года в Общественной палате Российской Федерации был организован Круглый стол по обсуждению новой Концепции. В декабре 2014 года планируется провести слушания в Государственной Думе Российской Федерации.

На сегодняшний день текст Концепции размещен на официальном сайте ОО «АССУЛ» учитель-словесник.рф. Каждый заинтересованный может в свободном доступе познакомиться с проектом документа и отправить модераторам обсуждения свои предложения и замечания.

Разработанная Концепция в целом не противоречит основным положениям Закона об образования и согласуется с ключевыми позициями Федерального государственного образовательного стандарта (ФГОС) основного общего и среднего (полного) общего образования. Однако документ носит куда более перспективный характер. Он действительно призван определить стратегические, мировоззренческие цели и задачи развития школьного филологического образования в России. Концепция фиксирует именно методологические подходы в преподавании русского языка и литературы с 5 по 11 классы.

В связи с этим снимается вопрос о неопределенности статуса разработанного документа. Он действительно обладает не юридической силой, а высоким авторитетом в глазах участников образовательного процесса.

С помощью Концепции предполагается создать предпосылки для формирования в обществе устойчивой гуманитарно-культурной среды, в которой литература вместе с другими эстетическими феноменами, а также русским языком как важнейшим средством общения и самого бытия литературы будут занимать ведущие позиции. Естественно, что такого рода документ разрабатывается не на один год или два, а на десятилетия вперед.

Концепция содержит концептуальное (фундаментальное, универсальное) ядро для обучения филологическим дисциплинам учащихся 5-11 классов. Это ядро определяет 70% учебного времени, при этом 30% остается в распоряжении учителя и являет собой ту необходимую свободу выбора, в которой, безусловно, нуждаются все субъекты образовательного процесса.

Обвинения в адрес разработчиков Концепции в том, что якобы вместо права на выбор учителем материала для выполнения требований к результатам освоения образовательной программы, согласно ФГОС, предлагается безальтернативный список дидактических единиц и произведений для обязательного изучения, безосновательны. Позиция авторов документа прямо противоположна: хороший учитель не имеет границ, и Концепция не определяет этих самых границ, она задает основы обучения.

Несколько голословными выглядят обвинения и в том, что в перечне произведений для уроков литературы умышленно отсутствуют современные авторы. Современные авторы и в самом деле в перечне отсутствуют. Но при этом четко прописано, насколько важны общая филологическая среда (атмосфера) жизни школы, внимание к организации внеурочной деятельности учащихся с ориентацией на погружение в мир современной литературы (читательские конференции, конкурсы читательских дневников, читательские форумы и т.д.). Более того, в последней версии Концепции в качестве Приложения дается рекомендательный список современных авторов, пишущих для детей и подростков.

Весьма привлекательной является научно обоснованная теория двух различных методических подходов к освоению классики и современной литературы, предложенная известным ученым Ланиным Б.А. Исследователь утверждает, что классику необходимо изучать на основе традиционного литературоведческого подхода, а книги современных авторов – в ключе инновационной педагогики с максимальным погружением молодых людей в социокультурную ситуацию, в реальное общение с «живым» писателем.

Почему на данный и другие факты предполагаемой Концепцией вариативности (30% учебного времени!) следует обратить пристальное внимание общественности? Дело в том, что Концепция создавалась на очень неблагоприятном фоне вновь развернувшейся деятельности «ревнителей» западных моделей преподавания языка и литературы в школе. Эти люди всерьез полагают, что современную российскую школу необходимо полностью освободить от любых обязательных дидактических единиц, четко закрепленных художественных текстов, предназначенных для изучения в школьном курсе. Последствием подобной образовательной политики может быть только одно – окончательное разрушение единого образовательного пространства страны. В средствах массовой информации сторонники «свободной» школы заявляют о том, что литература вовсе никого и никогда не воспитывает, что неважно, какие тексты изучаются на уроках русского языка и литературы, так как главная задача учителя-словесника – сформировать некие универсальные учебные действия.

С этой точки зрения разработанная Концепция являет собой единственную на сегодняшний день продуманную, научно обоснованную и признанную в профессиональном сообществе нормативно-правовую альтернативу тем ПРИМЕРНЫМ основным образовательным программам (ПООП), которые в кратчайший период были неумело «слеплены» группой «специалистов», временно привлеченных организацией – исполнителем «государственного задания» Министерства образования и науки Российской Федерации.

В целом, можно сказать, что Концепция не дублирует ФГОС и не повторяет ПООП по указанным предметам, а является самостоятельным, связующим и необходимым звеном в системе научно-методической документации. ПООП должны опираться на Концепцию и содержать не противоречащие ей, более подробные, детализированные сведения о содержании и результатах филологического образования для определенной ступени образования.

Спецификой концепции считается и выбранная разработчиками методологическая основа. Концепция опирается на фундаментальные научные работы в области литературоведения и лингвистики, педагогики и возрастной психологии, методики преподавания русского языка и литературы именно отечественных исследователей. Это в итоге повлияло и на выбранный терминологический аппарат Концепции (авторы в основном использовали традиционные, устоявшиеся в отечественной практике термины), и на отсутствие популярных в последнее время ссылок на международные исследования PIRLS, PISA и пр. В частности, в Концепции цитируется Д.С. Лихачев: «Филология лежит в основе не только науки, но и всей человеческой культуры»[1].

Принципиальным основанием изучения русского языка и литературы в их совокупности является герменевтический подход, который предполагает обучение пониманию явлений языка и литературы.

Стоит отметить, что в поле обязательного школьного изучения попадает прежде всего классическая литература, и в качестве обоснования предлагаемого перечня в Концепции прописаны ПРИЗНАКИ классики. Именно объективно существующие признаки, а не сформулированные кем-то критерии отбора. Сошлемся на мнение одного из разработчиков А.В. Федорова: «Мы не формируем перечень, устраивая некие проверки «на входе». Перечень – в смысле золотой фонд литературной классики – уже сформирован. И не кем-то конкретным. Он есть, он существует объективно, он сложился под влиянием многих факторов. И наша миссия – сохранить его, защитить».

Нельзя в связи с этим не процитировать известнейшего литературоведа В.Ю. Троицкого: «К классическим относят произведения, признанные совершенными, самобытными и значимыми в духовном, художественно-эстетическом, идейно-нравственном и философском смысле. Духовная значимость произведения выражается в таком воссоздании действительности, из которого проистекают смыслы, соприродные духовным началам человека. Идейное совершенство создается целостностью, ясностью, истинностью, убедительностью и высотой идеала, вытекающего из произведения. Художественное совершенство определяется мерою художественности, то есть полнотою и целостностью «совпадения» содержания и форм выражения. Классическое произведение отличается безусловной значимостью передаваемого в нем умственного, чувственного опыта и высокой степенью духовности. Оно несет в себе максимальное количество смысла»[2].

Концепция появилась на свет. Ее авторы, крепкие профессионалы, в данный момент не вступают в открытую полемику, а ведут в различных средствах массовой информации, в рамках общероссийских и региональных конференций, форумов и семинаров серьезную разъяснительную работу для педагогического сообщества, российской интеллигенции в целом. Порочащие открытые письма Министру образования и науки Российской Федерации и прочая во многом «грязная» либеральная истерика вокруг Концепции являются для авторов лишь прочным основанием для утверждения в мысли о том, что двигаются они в правильном направлении. Никакого удара в спину разработчики не ощутили по одной простой причине: есть великая цель, ее достижение с каждым днем становится все осязаемей. И здесь, конечно, не до войны с оппонентами.

При этом авторы понимают, что Концепция имеет статус проекта, а значит, требует безусловной доработки, которая продолжится до тех пор, пока не будут сняты последние вопросы к ее содержанию и форме. Необходимо включить в орбиту обсуждения всех тех, кому не безразлична судьба филологического образования в России. Важно, чтобы все субъекты Российской Федерации, как минимум, познакомились с Концепцией, овладели ее терминологическим аппаратом, поняли ее назначение и ключевые моменты. Достижение консенсуса на уровне людей, которые любят Россию, которые проявляют неравнодушие к ее проблемам и готовы конструктивно решать эти проблемы, - вот конечная цель авторского коллектива.

В заключение хотелось бы подчеркнуть важность исторического момента. Нам представляется, что если не сейчас, то никогда. Не будет нам больше дано шанса возродить наши дорогие сердцу и любимые предметы – русский язык и литературу. Сегодня решается и судьба учителя-словесника. Многие «деятели образования» ставят под сомнение сам статус учителя русского языка и литературы в школе, его положение в обществе. Но, по словам Президента Российской Федерации В.В. Путина, именно учителя русского языка и литературы «играют огромную, поистине определяющую роль в воспитании таких важнейших личностных качеств, как патриотизм и гражданственность, уважение к нашему многонациональному Отечеству, его истории, традициям, богатейшему культурному наследию»[3].

[1] Лихачев Д.С. Письма к молодым читателям. Письмо сорок четвертое. Об искусстве слова и филологии. – http://grani.agni-age.net/edu/likhachev16.htm
[2] Троицкий В.Ю. Судьбы русской школы. – М., 2010. – С. 315-316.
[3]Материалы Учредительного съезда Общероссийской общественной организации
«Ассоциация учителей литературы и русского языка». – М., 2014. – С. 14.

Брюханова О.В.

Как учитель, не-исследователь, я менее кардинально редактировала положения Концепции. Действительно, необходимо в обсуждение вовлекать ученых и коллег, основательно разбирающихся в социологии, психологии чтения подростка!

Несколько конкретных впечатлений и соображений по поводу Концепции с искренним восхищением всем сделанным разработчиками.

1. Концепция требует доработки современных ученых-методологов, представителей фундаментальной науки! Я не в этой сфере, профессионально заточена уже под другое, грамотно и компетентно не могу оценить методологический, научный, методический аппарат безусловно важного документа. Хочу заострить внимание на несовершенстве научной терминологии Концепции.

2. Необходимо опереться на исследования читательских практик, особенностей мышления современных детей. Их заставляет ИНАЧЕ мыслить век информационной культуры. Современным школьникам тяжело даются повествовательные тексты, их мышление воспитано массовой культурой в стиле «экшн». Надо выявлять пути-подходы к возникновению интереса к чтению, формированию культуры читателя. Это не путь директив и деклараций, а серьезная работа, ПУТЬ К ШКОЛЬНИКУ. Концепция же предлагает позицию «НАД» УЧЕНИКОМ.

Ученые мужи давно не сталкивались со школьными реалиями, справедливо отстаивая традиционные позиции в преподавании литературы в корпусе изучаемых текстов. Но к обсуждению важно привлечь и современных методистов, психологов, социологов, дабы позиции Концепции не были декларациями формализованными.

3. Важно обсуждение Концепции широкой общественностью длительное время, дабы текст был не поводом для раздора между профессионалами, а поводом для консолидации учителей и ученых.

4. Мы теряем читателя! Положения Концепции звучат декларативно без развития идеи о формировании потребности в чтении, любви к нему.

Я вопреки школьным курсам и труду уважаемых коллег ищу свои пути для формирования его личности. Но на фоне подростковых моделей поведения мне трудно. Полагаться на творческого учителя нельзя, учителям нужно в руки дать конкретный инструментарий практической грамотной работы с детьми. Если это не является задачей Концепции, тогда ее ценность для педагога невелика. Учительское сознание (и мое, увы) зачастую нацелено на репродуктивность, силы душевные и интеллектуальные отнимает решение рутинных повседневных школьных вопросов. Затачивать Концепцию под творческого учителя – ставить в невыгодное положение учителей массовых школ.

Морозов В.Э. 

Не буду перечислять достоинства Концепции: чтение этого отняло бы много Вашего времени. Но выскажу то, что я считаю не частным недоразумением, а забвением того, что русский язык – это, во-первых, государственный язык многонационального государства и что, во-вторых, это мировой язык, который по числу изучающих его занимает, по разным подсчетам, второе – третье место в мире. В Концепции вообще отсутствуют понятия «русский язык как неродной», тем более «русский язык как иностранный», а также «преподавание русского языка в полиэтническом классе» (последний термин, в частности, используется в теме диссертации доктора филологических наук, защищенной Т.Б. Михеевой).

Без серьезного рассмотрения в Концепции хотя бы русского языка как неродного ее нельзя именовать Концепцией школьного филологического образования в Российской Федерации (кстати, страна тоже в названии не указана, что считаю очевидным недоразумением), нельзя рассматривать лишь носителей русского языка в такой многоязычной стране, как Россия. Замечу, кстати, что понятие «русский язык как неродной» присутствует и во ФГОС, и в Профессиональном стандарте педагога.

Владеть методами и приемами обучения русскому языку, в том числе как неродному, - это особенно актуально для крупных городов, таких как Москва, где нужно расширить число школ (или, возможно, классов) русского языка, т.к. одной школы на округ очевидно недостаточно, хотя бы с пространственной точки зрения. Да и всем учителям русского языка пора уже научиться использовать в своей деятельности приемы преподавания русского языка как неродного и как иностранного.

Итак, считаю необходимым обеспечить достойное представление в Концепции, по меньшей мере, русского языка как неродного, без чего ее невозможно считать общенациональной концепцией. Для восполнения этого пробела могу предложить свои услуги. Напомню, что предметная область «Филология» включает также и иностранные языки, которым в Концепции тоже внимания не уделяется. Так что ее название в любом случае требует изменения.

Гейне Я.Д.

Создатели концепции стремятся к тому, чтобы, «являясь самостоятельным научно-методическим документом, Концепция выполняла также функцию связующего звена в системе научно-методической документации, создавала фундамент для разработки Примерных образовательных программ по литературе и русскому языку и гарантировала их научную и педагогическую обоснованность. Она описывает методологические подходы к изучению русского языка и литературы в школе, устанавливает требования к содержанию и объему филологического образования школьников на этапах основного общего и среднего общего образования, включая перечень обязательных для изучения дидактических единиц (авторов и их произведений, разделов науки о языке, понятий и терминов и т.д.), обеспечивает преемственность этапов филологического образования, а также предлагает способы решения ряда спорных вопросов организации обучения.

Концепция призвана способствовать сохранению целостности образовательного пространства Российской Федерации, служить защитой от антипедагогических и научно необоснованных экспериментов и волюнтаризма в системе школьного образования.

Я бы хотела, чтобы авторы обратили внимание на преемственность между начальной и средней школой. На данный момент содержание предмета «русский язык» в четвертом и пятом классах практически совпадает.

В основном я согласна с «Ассоциацией учителей литературы и русского языка». Сейчас нам необходимо, чтобы содержание предметов было единым. Учащимся будет проще сдавать ЕГЭ и ОГЭ, проходить мониторинги и выполнять другие работы. Педагоги, которые пишут, что они против концепции, как правило, говорят о том, что у учителя не будет возможности для «творчества». Но, по-моему, тридцати процентов достаточно для «творчества». А основное содержание предмета должно быть единым.

Очень мне нравится, что авторы концепции предлагают не сокращать произведения и не давать фрагменты (лишь малая часть из списка литературы – фрагменты).

Ассоциация стремится сохранить традиции. Как бы странно это ни звучало, но нашей стране не хватает именно традиций и единства. У современного поколения отсутствует понятие «Родина», для них фраза «защищать Родину, страну, дом» кажется смешной. А именно классическая русская литература поможет «достучаться» до молодежи. Ни у одного современного автора нет таких произведений.

Концепция предполагает и общую национальную идею, и возвращение к тому, чтобы у нас у всех была общая база…

А не будет базы, мы придем к тому, что каждый учитель будет выбирать сам, что изучать. Так недолго дойти и до того, что на уроках дети будут вместо Александра Солженицына Андрея Белянина проходить.

Концепция предполагает выпуск ГРАМОТНЫХ людей, имеющих какое-то, хотя бы минимальное, общее представление о русской литературе, духовных сущностях, социальных вопросах.

Авторы также большое внимание уделяют развитию навыков речевого общения школьников. В наш информационный век очень важно, чтобы ребенок научился общаться не только в виртуальном мире, где уже существует «свой» язык, в котором нет норм русского языка.

Очень жаль, что учителей русского языка и литературы (именно учителей, а не классных руководителей) не обязывают посещать с детьми театры. Современные дети имеют лишь поверхностное представление о театре, спектаклях, правилах приличия. Наша молодежь практически не воспринимает спектакли, дети не умеют слушать, не умеют грамотно выражать свои мысли.

Основной перечень произведений довольно полный. Я бы включила в список хотя бы одного критика, чтобы современное поколение имело представление о критической литературе, хотя бы Белинском. Еще я бы конкретизировала: не просто рассказы Л.Н. Толстого, а «Севастопольские рассказы», а у М. Булгакова в список обязательной литературы внесла бы именно «Мастера и Маргариту» (это произведение сейчас часто ставят на сцене, приводят в пример цитаты, говорят о героях).

Полянская Е.Ю.

Проект Концепции школьного филологического образования строится с опорой не только на практическое и теоретическое освоение знаний, но и, что, на мой взгляд, особенно важно, на «духовное, эстетическое приобщение к национальной картине мира, воплощенной в эталонных текстах классической литературы, к отечественной и мировой культуре». Взаимосвязь предметов «Русский язык» и «Литература», являющихся центром гуманитарного образования в школе, должна развиваться и углубляться, основываясь во многом именно на духовно-нравственном подходе в их изучении. При этом, несомненно, должна возрасти роль текста на уроках русского языка. Текст действительно должен стать «инструментом обучения».

Безусловно, очень актуальной становится в настоящее время отмеченная в Концепции «недопустимость господства прагматического представления о чтении только как о процессе усвоения и переработки текстовой информации». Концепция подводит к необходимости преобладания личностно-ориентированного характера обучения, позволяющего, в свою очередь, говорить о возможности коммуникативно-деятельностного подхода, являющегося основным в свете требований ФГОС.

В изучении предмета «Литература» Концепция определяет научную основу. Несомненно, при прочтении текста литературоведческое исследование позволяет глубже понять текст, выйти на «диалог» читателя с произведением художественной литературы, осмыслить место конкретного произведения в общей системе развития мирового искусства.

Считаю очень важным положение Концепции, связанное с обращением к историко-функциональному аспекту, литературной критике, «оценкам и переоценкам». Возможность изучения художественного текста вместе с изучением разных точек зрения на произведение, с разных временных позиций формирует, на мой взгляд, думающего читателя, человека, имеющего свою позицию не только в литературных спорах, но и в жизни вообще.

Концепция подчеркивает, что современная школа должна формировать «языковую личность учащегося», его «языковую картину мира». Безусловно, необходимо на уроках русского языка и литературы стремиться к тому, чтобы в сознании учащегося знания о русском языке выстраивались как знания о системе. Ученик должен научиться владеть этой системой, знать ее устройство и видеть применение своих знаний в работе с самыми разными текстами. Критерии отбора художественных текстов для учебного процесса по русскому языку, изложенные в Концепции, соответствуют современным требованиям.

Проект Концепции определяет критерии отбора литературных произведений. На эти критерии опирается обязательное предметное содержание. В Концепции очень точно трактуется основной способ предъявления произведений в школе – «чтение его полного текста, поскольку речь идет о художественных произведениях, одним из важных признаков которых является эстетическая целостность». Лишь некоторые произведения, в силу их специфики, можно изучать по фрагменту.

Считаю, что примерный перечень произведений, предлагаемых в Приложении к Концепции, соответствует современному запросу школы. В то же время учитель имеет право строить свою рабочую программу, ориентируясь на выбранный им подход в обучении и на способности и возможности определенного класса. Безусловно, в этом есть и положительные моменты, и определенные сложности.

Участие Ассоциации в обсуждении Примерных основных образовательных программ (http://edu.crowdexpert.ru/)


Дощинский Р.А.
Я уже не раз заявлял, что подобный подход разрушает единое образовательное пространство. Мы уже через все это проходили в 90-ые годы. И что? 90-ые нам прибавили филологически одаренных людей в России? Я тоже как учитель хочу быть свободным. Но свободным прежде всего в методических подходах. Давайте все-таки договоримся о 70-80 % обязательных для изучения текстов. Я не понимаю, как при десятке обязательных текстов можно будет составить контрольно-измерительные материалы для промежуточной аттестации. Это утопия, миф, в который бы хотелось поверить. Но на практике все будет не так. И кого мы потом будем обвинять? Вам же потом и скажут – а помните, был сайт, на котором большинством голосов было принято это решение. Сейчас все в наших руках! И идти по абсолютно западнической модели изучения литературы (мол, не важно, какие тексты, а важны те умения, которые приобретаются!) - это обречь наше литературное образование на разрыв с классическим преподаванием. Опора на традиции – вроде это прозвучало в документе. Но это лишь маскировка совершенно других ориентиров, известных нам.

Не понимаю, какая прямая связь между методикой медленного чтения (полностью поддерживаю предложение разработчиков!) и обязательным списком произведений, а тем более их четким распределением по классам. Не склонен иронизировать относительно просьбы многих коллег зафиксировать список произведений для заучивания. В этом списке нет ничего плохого. Речь идет о так называемых прецедентных текстах, которые создают общее информационно-культурное пространство граждан нашей страны.

Не понимаю, как опыт работы с незнакомыми текстами (кстати сказать, только с лирическими произведениями и малыми прозаическими жанрами), использованный в олимпиадном движении, может быть распространен в массовые школы России, в некоторых регионах которой присутствует билингвальная среда (ребятам из этих регионов, конечно, очень понравится незнакомый текст, в котором они не поймут и 50 % информации!). Особенно умиляет заявление: «Надо будет экзамен менять». Но почему нам все время хочется какой-то революции? Что же нас все тянет к бесконечному циклу реформ и преобразований?

Проблема разработчиков ПООП в том, что картину литературного образования они пытаются узреть через окна элитных школ. Пожалуйста, давайте мыслить в масштабах всей страны, давайте научимся в замечаниях к разработанной ПООП видеть не политический подтекст, а реальную помощь авторам. Не надо злиться и обижаться. Это нормальная организация научного труда, когда есть критики, оппоненты.

ПООП – это не игрушки, это документ (хоть и рекомендательный), определяющий дальнейшие пути изучения русского языка и особенно литературы целой большой страны. Мы все в ответе за тех, кого обучаем!

Изначальный мой тезис звучал так: увеличение количества произведений для обязательного изучения. Мой эксперимент прост. Представьте себе ситуацию, что в одной школе изучали пушкинского «Анчара», в другой «Ариона». И вдруг вы на экзамене и тем и другим ребятам предлагаете «Пророка». Как можно проанализировать это произведения, не зная исторического и культурного контекста?! Связь между тремя произведениями, конечно, есть, но это разные произведения. Изучение каждого из них – это отдельная песня. Да, есть универсальные инструменты анализа. Но это не повод, заставляющий нивелировать фундаментальную основу текстов для обязательного освоения.

Давайте разработаем универсальные инструменты анализа. Но мне совершенно не понятно, какое отношения это имеет к подбору текстов. Еще раз пишу о том соотношении, которое является недеструктивным, оптимальным: 70 % обязательные тексты и 30 % на выбор учителя. Хоть многие впадают в агонию от слова «единое образовательное пространство», но повторю: только указанное соотношение позволит сохранить это самое пространство, не разорвет его на куски, которые собрать потом станет не под силу никому.

Чубукова М.В.

Основной и значительный недостаток программы по русскому языку для 5-9 классов состоит в ее нетехнологичности. Составители программы, включая в пояснительную записку замечание «Программа составлена на основе модульного принципа построения учебного материала, не определяет количество часов на изучение учебного предмета и не ограничивает возможность его изучения в том или ином классе», снимают с себя ответственность за эффективность работы по составленной программе.

В программе не заложены механизмы освоения предметного содержания дисциплины, нет привязок, обозначающих целесообразность изучения того или иного элемента содержания в связи с возрастными особенностями обучающихся и взаимосвязями элементов содержания в «большой» науке и/или в практике речепроизводства. Между тем именно ориентиры в решении данных проблем сегодня необходимы. Именно в новой методике преподавания предмета нуждается сегодня сообщество учителей-предметников. И эта методика хотя бы в общих чертах должна прочитываться в программе, в ином случае программа не есть руководство к действию, а всего лишь описательный документ, отражающий некоторые взгляды на объем и перечень единиц содержания школьного курса.

Поуровневый подход (фонетика, морфология и т.д.) к изучению языка является традиционным для русской школы и давал хорошие результаты при изучении предмета в XX веке. Однако современная действительность, в высокой степени ориентированная на функциональность знаний, требует иного изначального подхода к выделению элементов содержания предмета. В неявном виде программа предлагает прежде всего увидеть и понять дихотомию «речь-язык», что оправдано. В рамках изучения речи под подзаголовком «Культура речи» представлен довольно объемный список элементов содержания, которые следует освоить обучающимся. Интуитивное ощущения превалирующего значения изучения речи авторы программы отразили постановкой раздела «Речь» на первое место. Но сам раздел «I. Речь. 1. Культура речи» далее не дифференцирован на подразделы, а представлен в виде, пускай и разделенной абзацным членением, но всего лишь цепочки номинаций. Если обратить внимание на абзацные зачины, то логика составителей становится ясной: движемся от теории к практике. Сравнивая номинации Культура речи; Языковая норма; Язык и речь; Текст как продукт речевой деятельности; Основные особенности разговорной речи; Адекватное понимание; Овладение различными видами чтения; Изложение содержания прослушанного или прочитанного; Информационная переработка текста; Овладение национально-культурными нормами речевого/неречевого поведения, видим, что вторая половина списка представляет многие из тех практических навыков, которые должны быть достигнуты в результате освоения предмета. Думается, что именно ориентация на понимание, чтение, изложение, переработку, овладение нормами и пр. (в разделе «II. Язык» представлено единицами: Основные изобразительные средства русского языка и их использование в речи; Применение знаний и умений по фонетике в практике правописания; Применение знаний и умений по морфемике и словообразованию в практике правописания; Оценка своей и чужой речи с точки зрения точного, уместного и выразительного словоупотребления; Применение знаний и умений по морфологии в практике правописания; Применение знаний и умений по синтаксису в практике правописания) и выведение этих единиц на позицию «входов в программу» дадут возможность функционально-коммуникативно ориентировать курс и последовательно применять в обучении системно-деятельностный подход. Теоретические знания важны только в связи с их практической значимостью. Заметим, что применительно к предмету «Русский язык» никто и не берется настаивать на необходимости в школе постижения теории и философии языка как отдельной важной ценности (в отличие от требований, предъявляемых к «Литературе», где философские единицы, такие как эстетика и нравственность, становятся важными и должны хоть как-то быть объяснены). Потому важность, например, представлений о норме определяется наличием ошибок, которые нужно научить обучающегося не делать. До тех пор, пока теория будет оторвана от практики и практика будет стоять в программе на позиции «довеска», невозможно целенаправленно формировать мотивацию к изучению предмета и достигать эффективности в обучении.

Второй момент, на который следует обратить внимание, - это практически абсолютное игнорирование того факта, что весь мир вступил в информационную эру. Работа с текстом в реальной жизни преимущественно осуществляется на компьютере. Представляется, что механизмы работы с электронным текстом несколько другие, чем при использовании бумажного носителя. В качестве примера обратим внимание лишь на то, что способы редактирования электронного текста иные. Конечно, и все остальные процессы осуществляются иначе. Практическая грамотность в таких условиях действительно, как и есть в программе, базируется на представлениях о месте и роли языка в жизни, но только приметы современной жизни, отличающей ее от жизни прошлого века, не отражены. (Разве что троекратное упоминание СМС-сообщений и неохотная постановка рядом книги и «других информационных ресурсов, включая СМИ и ресурсы Интернета», становятся приметой века.)

В-третьих, модульный принцип сегодня не является разработанным применительно к школьному обучению. Учитель, который на базе предложенной программы должен в соответствии с новыми ФГОС составить собственную рабочую программу, не имеет возможности самостоятельно решить (это не его задача), какая часть модуля, на какой глубине и в каких деталях (более конкретных единицах, чем заявлены в программе) может быть предложена для освоения обучающимся того или иного класса. Более того, современная методика преподавания русского языка в общеобразовательной школе, пробуксовывающая последнее десятилетие, не в состоянии ответственно заявить о целесообразности изучения различных тем курса «Русский язык» в том или ином классе.

Об отсутствии какой бы то ни было научной базы, стоящей за программой, говорит отсутствие ссылок на научную и методическую литературу, которой руководствовались составители.

Данная программа требует значительной переработки и дополнения. Необходимо:

1. Выстроить материал по принципу «Практическая необходимость определяет изучаемую теорию».

2. Выстроить материал в соответствии с годом обучения. Обосновать решение, опираясь на научные разработки психологов и методистов. (Либо заказать таковые.)

3. Сам материал конкретизировать, определившись, какие нормы, какие правила, какие категории и особенности языка и речи должны быть изучены. При этом учесть исследования лингвистов в области теории текста, функциональной и коммуникативной лингвистики, прагмалингвистики.

4. Применительно к каждому году обучения сформулировать требования к результатам обучения с учетом тех требований к результатам, которые зафиксированы во ФГОС основного общего образования. (Данную процедуру следует признать необходимой прежде всего потому, что социальная мобильность велика и обучающиеся при переходе из одной ОО в другую оказываются незащищенными, часто вынуждены осваивать отдельные блоки программы самостоятельно. Кроме того, поэтапное формулирование требований вызвано и необходимостью диагностики и контроля обученности.)

5. Включить в программу единицы содержания, позволяющие сориентировать обучающегося относительно ведения грамотной и безопасной речевой деятельности в условиях информатизации и компьютеризации.

6. Определить возможные формы работы в рамках дисциплины, ориентируясь не только на традиционную классно-урочную систему, но и на дистанционное и смешанное обучение, возможности современной образовательной среды.

Бесспорно, что авторы ставили перед собой задачу обновить содержание и методику преподавания предмета «Литература» в среднем звене. Можно признать эту попытку отчасти удавшейся на теоретическом уровне, поскольку безусловно новационными являются следующие единицы содержания программы: формулирование стратегических целей изучения литературы в школе, требования к результатам освоения программы (они заимствованы из ФГОС), списки А, В, С, описание общих условий и принципов реализации программы, описание трех уровней читательской компетенции с минимально оговоренной привязкой по классам, отдельные рекомендации по выбору методов обучения.

Однако отдельные существенные положения программы вызывают вопросы, а иногда и недоумение. Кроме того, в практическом плане из-за отсутствия привязки единиц содержания (в программе единицы – это художественные тексты) и требований к уровню обученности к годам обучения предмет «Литература» поставлен в условия высокой степени свободы и одновременно бесконтрольности. Пояснение об организации финального контроля (экзамен) не могут разрешить ситуацию при организации контроля на этапах с 5 по 8 классы.

Можно согласиться с отсутствием внешнего или внутришкольного контроля только в ситуации высокой стабильности состава образовательной организации и опытности учителей. Предлагать учителю взять на себя ответственность за течение учебного процесса на протяжении пяти лет обучения без внешней фиксации для него, учащихся, родителей промежуточных результатов обучения – это значит переложить работу администрации, методистов и психологов на плечи учителя. Это значит снять с себя как составителей примерной программы ответственность за конечный результат работы по предлагаемой программе, поскольку пошагово, по годам процесс обучения в примерной программе не отражен и эффективность программы никак не гарантирована.

Заметим попутно, что авторы вообще не размышляли над рисками, связанными с реализацией данной программы. Но чтобы с программой смог работать учитель (а учителя на практике на протяжении пяти лет часто меняются, но, как правило, год дорабатывают), прежде всего стоило бы сформулировать требования к уровню обученности в каждой параллели и, может быть, даже, если оставаться на позиции признания, что содержательными единицами программы являются именно тексты, закрепить авторов или тексты за определенными годами обучения.

Есть и другая возможность: признать единицами содержания не тексты, а то, что традиционно относят к блоку литературоведческих понятий и над чем работают, обращаясь к каждому из произведений, т.е. темы, сюжеты, идеи, структуры, картины, средства, образы, характеры, детали и пр. В программе есть робкая и недодуманная попытка обратить внимание учительства на такую возможность: «Содержание программы по литературе включает в себя указание литературных произведений и их авторов. Также в программе присутствуют единицы более высокого порядка (жанрово-тематические объединения произведений; группы авторов, обзоры). Отдельно вынесен список теоретических понятий, подлежащих освоению в основной школе». В случае изменения взгляда на единицы содержания следует переработать программу, выделив те понятия и смыслы, которые должны и могут быть освоены на определенной ступени развития обучающегося. Представляется, что формирование грамотного читателя связано не с накоплением у обучающегося набора определенных сведений об авторе и произведении и даже не с накоплением интерпретаций, а с осознанием картин, смыслов, проблем, позиций, взаимосвязей, возможностей, реализованных возможностей, философских и эстетических категорий. Образно: обучающемуся нужны ключи, причем универсальные. Примерная программа должна подсказать учительству, как выглядят эти ключи и как ими открывать великое множество текстов на примерах произведений из списков А, В, С.

Вариативность – черта, присущая всякому живому и развивающемуся делу. Но вариативность предполагает достаточно большую степень похожести, совпадения. Эта степень не задана. Базовая часть должна быть прописана жестко. Она может быть в рамках данной программы и обозначенных правил прописана жестко только для 9 класса, а между тем даже в старшем звене бывает важно обратиться всем классом к определенному изученному в среднем звене тексту в связи с определенной эстетической или нравственной проблемой.

Свобода – это прежде всего осознание границ и ответственность. К сожалению, границы составителями не осознаны. Точнее, неверно заданы. Реалистичность декларирована («Примерная программа по литературе должна быть прежде всего реалистичной по объему и выполнимой»), произведен подсчет часов и изучаемых произведений, и одновременно под заголовками «Стратегическая цель изучения литературы в школе» в начале документа и «III уровень читательской компетенции» в конце документа предложены перечни таких компетенций, которые не могут быть достигнуты в среднем звене. Понятно, что это «обрамление» призвано задать высокую планку в подходах к изучению предмета. Но это обрамление отпугивает и делает программу нереалистичной. Выдвинутые в ФГОС требования к обученности оказываются «конкретизированы» авторами программы такими положениями, которые называют компетенции, достигаемые лишь у отдельных высокомотивированных на изучение предмета обучающихся. Учитель и обучающийся в массовой школе, не получив инструмента для формирования компетенций, поставлен в ситуацию ожидаемого неуспеха.

Программа – это план, руководство к действию, причем предполагающее временной вектор. Этот вектор не просматривается. Программы нет.

Идея конструктора не нова в образовании. Но видится, что собирать следует учить не учителя, а обучающихся. Хорошо было бы дать учителю разъяснения, что и как можно предъявлять обучающимся как детали конструктора, как их соединять и как наслаждаться готовыми постройками и использовать их (интерпретации, тексты разных типов, фантазии, представления, свои и чужие).

Финальные замечания в программе «Следует помнить о ведущей роли письменных работ при изучении литературы. Систематический отчет в разных формах и жанрах о прочитанном и понятом способствуют формированию у обучающихся культуры высказывания» оставляют вопрос: как получить эти высказывания, как научить синтезировать собственный текст. В программе следовало бы обозначить те существующие или потенциально возможные методические материалы, которые могли бы помочь учителю организовать учебную деятельность, и традиционную, и с использованием информационных ресурсов, и в рамках дистанционного и смешанного обучения. Причем, чем обширнее список, тем свободнее станет учитель в своем выборе методик и тем успешнее будет реализовать программу, не мучаясь с выбором конкретных текстов и проблемой, что с ними делать.

Обратим внимание на три в принципе сомнительные формулировки.

1. «Основным объектом изучения литературы как школьного предмета
является литературное произведение в его жанрово-родовой и историко-культурной специфике, а предметом литературного образования в целом – системная деятельность по обучению школьников культуре чтения и письма, последовательно формирующейся на уроках литературы».

«По обучению», вероятно, лишнее выражение, задает путаницу деятельности учителя и обучающегося.

2. «Воспитание ответственного отношения к разнообразным художественным смыслам».

Не понятно, что предполагает эта ответственность и как ее воспитывать.

3. «Все эти три списка равноправны по статусу; разница их в том, что они включают в себя элементы разных порядков».

Необходимо сообщить о том, что понимается под статусом.

Федоров А.В. 

На специальном сайте, созданном Министерством образования и науки Российской Федерации, размещены проекты Примерных программ по каждому из школьных предметов. Обращение первого заместителя министра Натальи Владимировны Третьяк и Приказ об утверждении порядка разработки примерных основных образовательных программ, говорят о том, что данное мероприятие инициировано и поддержано непосредственно Минобрнауки России.

В примечании Н.В.Третьяк сказано, что представленная программа не совсем соответствует требованиям, предъявляемым к Примерной образовательной программе как типу документа, но в этом заместитель министра ничего страшного не видит. Удивительное благодушие со стороны чиновника, прославившегося полгода назад, при формировании федерального перечня учебников, непримиримой твердостью в исполнении каждой буквы закона. Хочется понять, чем разработчики Примерной программы завоевали подобную любовь министерства[1].

Несовпадение структуры представленного документа с требованиями, утвержденными несколько месяцев назад, объясняется просто: разработчики (С.В.Волков, Е.А.Абелюк и другие) не поленились и не постеснялись взять собственную программу одиннадцатилетней давности, которую они готовили в противовес стандарту первого поколения. Пресловутая идея «трех списков» там была заявлена, но в то время никакого реального влияния на нормативную базу не оказала: http://www.kp.ru/daily/23125/23610/ (Шолохов? Вон из класса!) Комсомольская правда от 29 сентября 2003 года; http://www.hse.ru/news/1101935.html (Хватит лить слезы над Муму!) Комсомольская правда от 12 августа 2003 года.

Но дело не в свежести и оригинальности предложенного документа. Дело в его качестве.

Во-первых, его принятие будет способствовать разрушению единого образовательного пространства России.

Из трех списков – А, В и С – по сути инвариантом (обязательным) является только первый, поскольку в нем названы не только авторы, но и произведения, обязательные для изучения. Таковых в данной программе всего 12 – за пять лет обучения. Все остальное – вариативная (необязательная) часть, поскольку ее наполнение отдано на «откуп» даже не авторам программ и учебных линий, а конкретным учителям. Интересные получаются пропорции: в программе заявлено, что оптимальное количество произведений для изучения в основной школе – 130-140, то есть обязательные произведения соотносятся с необязательными в приблизительном соотношении 1:12. Это называется – фундаментальное образовательное ядро, размером с вишневую косточку.

Составители программы почему-то считают, что национальная и культурная идентичность может быть сформирована без учета произведений малой формы – рассказов и стихотворений. Например, можно НЕ изучать такие шедевры, как «Я вас любил: любовь еще, быть может…», «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…» А.С.Пушкина, «Родина», «Выхожу один я на дорогу…» М.Ю.Лермонтова, можно наконец перестать лить слезы над «Муму» И.С.Тургенева, поскольку никто не мешает, например, выбрать «Клару Милич» или «Призраки», или стихотворение в прозе «Черепа» вместо «Русского языка»… Вообще у русских классиков немало произведений, которым НЕ МЕСТО в школе. Но составители Примерной программы как будто этого не знают. А если знают, то это характеризует их еще беспощаднее[2].

И еще один немаловажный момент: КТО, по мнению, составителей, будет выбирать конкретные произведения на основе списков В и С? «Конкретное произведение выбирается составителем программы… исходя из потребностей конкретного класса». Если под составителем программы понимать автора учебно-методического комплекса (УМК), то потребностей класса он, естественно, учесть не может. Если же – учитель (он ведь составляет собственную рабочую программу), то по этой логике, ни авторские программы, ни учебники в сущности не нужны. Зачем лишние посредники? Пусть каждый учитель «закрывает дверь» и делает что хочет. Любимая и широко растиражированная идея одного из составителей программы – С.В.Волкова.

Во-вторых, Примерная программа по литературе представляет собой угрозу для русской классической литературы в школе, исключая или делая необязательными имена и произведения русских писателей, традиционно присутствовавших в программах основной школы. Ни в одном из списков нет, например, Ф.М.Достоевского, А.В.Кольцова. С.А.Есенин представлен ОДНИМ стихотворением (тоже неизвестно – каким). А такие имена, как А.К.Толстой, М.Горький, А.И.Куприн, И.А.Бунин, М.А.Шолохов, Н.М.Рубцов, В.П.Астафьев, В.Г.Распутин присутствуют только в списке С – там, где можно выбирать авторов из группы (в методических кругах давно закрепилось точное и хлесткое определение подобных «групповых списков» - «братские могилы»). То есть их можно и НЕ выбирать! Вместо Распутина с Астафьевым сосредоточиться, к примеру, на В.Голявкине. Вот один из его рассказов, под названием «Язык»:

Язык

Ребята работали. А Петя сел на ступеньку. И так сидел. Очень нужно работать!

Но сидеть надоело.

Он кошку увидел. Поймал её. Показал кошке шиш, посвистел кошке в ухо, подул на неё, скорчил несколько рож, спел три песни, язык показал.

Она его цап лапой по языку!

Он сразу петь перестал.

Заорал, кошку выпустил и помчался к ребятам…

Лучше поздно, чем никогда!

А в группе «Поэты второй половины ХХ в.» можно «зацепиться» за формулировку «и др.». И выбрать даже не из названных, а из НЕНАЗВАННЫХ имен. К примеру Д.А.Пригова или кого еще похлеще. Подобные вкусовщина и минимизация фактически отменяют само понятие «литературного канона», провоцируют полное разрушение иерархии культурных ценностей.

В-третьих, предлагаемый министерством документ не учитывает воспитательный потенциал предмета «Литература». Прежде всего, духовно-нравственное воспитание не названо составителями программы ни в целях, ни в задачах изучения литературы. Главное и по сути единственное, ради чего предлагается изучать литературу в школе – «культура читательского восприятия и понимания литературных текстов». Заметим – даже не произведений, а текстов! Чтение по логике составителей – самоцель школьного литературного образования. И получается, что даже неважно – ЧТО именно читать, важно – отрабатывать читательские умения и получать удовольствие. Например, от чтения бессмертных стихотворений А.Гиваргизова, названного в списке С в «новаторской» группе «Авторы последних десятилетий, пишущие о подростках и для подростков». Приведем наиболее показательные в «воспитательном отношении» творения Гиваргизова:

В первый класс

К рубашке белой прижимает

Букет малиновый, к груди.

Идёшь ты в школу?

Ну, иди.

Давай, давай, не упади.

Недавно ползал ты по полу

И делал сальто на диване,

Скакал на стуле...

В школу!!! В школу!!!

За парту!!!

Смирно!!!

К Марь Иванне!!!

Она у входа.

Та, что в каске,

В солдатских туфлях по колено.

Что машет в воздухе указкой,

Похожей больше на полено.



Старый учитель

Он достал из кармана красную ручку

(колпачок почему–то зелёный)

и поставил привычную закорючку.

Сколько же миллионов

он поставил привычных таких закорючек

за семьдесят лет работы!

Похожих таких на открытый наручник —

ТРОЕК!

Не двоек, что ты!



Но

Уроки надо делать, но,

Поверь, совсем не обязательно.

Ты посмотри вокруг внимательно:

Аттракцион, кафе, кино,

Футбол, велосипед... Так вот,

Наплюй на всё, послушай папу,

Давай, бросай тетради на пол,

Смелее, мама подметёт.


В-четвертых, Примерная программа по литературе откровенно антипатриотична. Даже на лексическом уровне – ни само понятие патриотизм, ни его синонимы (любовь к родине и своему народу, к отечественной истории и культуре) не использованы в документе ни разу. В задачах говорится о «формировании культурной самоидентификации читателя на основе изучения выдающихся произведений российской (так!) культуры, культуры своего народа, мировой культуры; о развитии способности понимать литературные художественные произведения, отражающие разные этнокультурные традиции». Но, разработчиками не осознается и не оговаривается приоритетность воспитания на основе русской литературы и национальных традиций русского народа. (Получается, что русская культура тут запрятана в формулу «культура своего народа» и объявлена чем-то «местечковым», региональным, наряду с культурами других этносов, входящими в некое наднациональное образование - «российскую культуру»). Внимание к чужому в формулировке задач доминирует над уважением к своему. В этой связи не случайным представляется появление в списке С (в той же группе, что и Гиваргизов) такого автора как Р.Д.Г.Гальего, ныне проживающего в США. Вот один из примеров его творчества:

Свобода

Сан-Франциско. Город моей мечты, населенный пункт капиталистического ада. Город отверженных и странных.

Стою на тротуаре. Я последний день в Америке. Завтра меня отвезут в аэропорт, посадят в самолет. Самолет в срок доставит меня в Россию. Там, в далекой России, меня аккуратно положат на диван и приговорят к пожизненному заключению в четырех стенах. Добрые русские люди будут давать мне еду, пить со мной водку. Там будет сытно и, может быть, тепло. Там будет все, кроме свободы. Мне запретят видеть солнце, гулять по городу, сидеть в кафе. Снисходительно объяснят, что все эти излишества для нормальных, полноценных граждан. Дадут еще немного еды и водки и в очередной раз напомнят о моей черной неблагодарности. Скажут, что я хочу слишком многого, что нужно немного потерпеть, немного, совсем чуть-чуть, лет пятьдесят. Я буду со всем соглашаться и отрешенно кивать. Буду послушно делать, что прикажут и молча терпеть позор и унижение. Приму свою неполноценность как неизбежное зло и стану медленно подыхать. А когда мне надоест такая сволочная жизнь, и я попрошу немного яда, мне, разумеется, откажут. Быстрая смерть запрещена в той далекой и гуманной стране. Все что мне позволят, - медленно травиться водкой и надеяться на язву желудка или инфаркт.

Я стою на тротуаре. Если до отказа отжать ручку управления электроколяской от себя, мощный мотор унесет меня в неизвестность. Самолет улетит без меня. Через пару дней кончится заряд коляски. Без денег и документов я не выживу в этой жестокой и прекрасной стране. Максимум, на что я смогу рассчитывать, это еще день свободы, затем - смерть.

***

Это Америка. Здесь все продается и все покупается. Ужасная, жестокая страна. Рассчитывать на жалость не приходится. Но жалости я досыта наелся еще в России. Меня устроит обычный бизнес.

Это Америка.

- Что продается?

- День свободы. Настоящей свободы. Солнце, воздух. Целующиеся парочки на скамейках. Хиппи, играющий на гитаре. Право еще один раз увидеть, как маленькая девочка кормит белку с ладони. Первый и единственный раз в своей жизни увидеть ночной город, свет тысяч автомобильных фар. В последний раз полюбоваться на неоновые вывески, помечтать о невозможном счастье родится в этой чудесной стране. Настоящий товар, качественный. Сделано в Америке.

- Сколько стоит?

- Чуть-чуть меньше, чем жизнь.

- Покупаю, сдачи не надо.

А потом в России я целый месяц жрал водку с утра до вечера, плакал по ночам и в пьяном бреду пытался нащупать джойстик управления несуществующей, мифической коляски. И каждый день жалел о том, что в решающий момент сделал неправильный выбор.

В-пятых, Примерная программа по литературе безграмотна с профессиональной точки зрения – как с литературоведческой, так и с методической. Весьма забавным выглядит, например, отнесение А.Погорельского и В.Ф.Одоевского к «писателям-сказочникам» (интересно, а Пушкина можно отнести к этому сомнительному разряду?) Наивно-реалистический уровень восприятия и понимания литературы провозглашается НОРМАЛЬНЫМ для учащихся 5-6 классов, что означает резкое снижение требований, поскольку ни об авторской позиции, ни о художественных средствах спрашивать с пяти-шестиклассников мы не имеем права (чем они занимались в начальной школе – вообще неясно). Кстати, список литературоведческих терминов, подлежащих освоению, минимизирован до неприличия – составители явно хотели бы от теории литературы избавиться вовсе, но пока не решаются… Кроме того, рекомендация принципа медленного чтения как основного в школьной практике – весьма спорна, если не сказать – безответственна, поскольку этот принцип далеко не всеми ведущими методистами признается как универсальный и полезный для целостного восприятия художественного произведения подростками.

Обсуждение данного проекта на сайте представляется лишь способом создать видимость общественного обсуждения. Количество и повторяемость комментариев на сайте делает бессмысленными серьезные замечания, которые просто «потонут» в организованном потоке благодушных фраз типа «Учли практически все», «Лишнего ничего нет», «Спасибо авторам». К тому же по сути данная программа превращает в ненужную фикцию Концепцию школьного филологического образования, которая разрабатывается по президентскому гранту и будет представлена в ноябре для обсуждения.


[1] Требования к содержанию и структуре Примерных обр. программ изложены в Приказе № 594 Минобразования от 5 мая 2014 г.
[2] Пытаясь себя обезопасить в этом отношении, составители программы делают следующий «реверанс»: «В отечественной традиции преподавания литературы целый ряд произведений авторов из списков В и С устойчиво присутствуют в программах общего образования, что следует учитывать при осуществлении выбора». Как понимать это «следует учитывать»? Это рекомендация, требование, пожелание? Ведь перед нами проект документа, который должен выполнять регламентирующую функцию, то есть с одной стороны защищать школьника от прихотей и фантазий взрослых (авторов УМК, учителей и т.д.), а с другой стороны этих взрослых защищать от несправедливых претензий родителей и от необъективности экспертов. Для этого нужны четкие правила: пусть жесткие, но однозначно понимаемые границы того, что обязательно, а что «допустимо».

ПРОТОКОЛ №6 Собрания региональной общественной организации «Независимая ассоциация словесников»


                                                                                                                                            
Дата и время проведения собрания: «27» августа 2014 г.  12.00

Место проведения собрания: Российский университет дружбы народов, г. Москва                    

Присутствовали: учредители – физические лица:
- Дощинский Роман Анатольевич, Дудова Людмила Васильевна, Цимбалюк Стелла Николаевна.  Кворум 100%.

Приглашенные: 78 человек.

Председателем Общего собрания избран: Дощинский Роман Анатольевич.
Секретарем Общего собрания избрана: Цимбалюк Стелла Николаевна.

 ПОВЕСТКА ДНЯ

1.                        О принятии в члены Региональной общественной организации «Независимая ассоциация словесников».
2.                        О перевыборах руководящих и контрольно-ревизионных органов Региональной общественной организации.
3.                        О переизбрании Председателя Совета Региональной общественной организации.

Повестка дня утверждена единогласно.


1.                        Слушали:
О принятии в члены Региональной общественной организации «Независимая ассоциация словесников».
Постановили:
Принять в члены Региональная общественная организация 58 человек.
Результаты голосования: «ЗА» - единогласно, «ПРОТИВ» - нет, «ВОЗДЕРЖАЛИСЬ» - нет.

2.                        Слушали:
О перевыборах руководящих и контрольно-ревизионных органов Региональной общественной организации.
Постановили:
1. Утвердить новый состав Совета Ассоциации в составе 8 человек:
- Брюханова Ольга Венедиктовна;
- Гриб Ирина Георгиевна;
- Дощинский Роман Анатольевич;
- Дудова Людмила Васильевна;
- Лаврищева Светлана Васильевна;
- Мончаковская Ольга Станиславова;
- Преина Екатерина Яковлевна;
- Цимбалюк Стелла Николаевна.
Результаты голосования: «ЗА» - единогласно, «ПРОТИВ» - нет, «ВОЗДЕРЖАЛИСЬ» - нет.
4. Утвердить Контрольно-ревизионную комиссию в количестве 2 человек:
- Гордиенко Галина Николаевна;
- Розумянская Марина Марковна.
Результаты голосования: «ЗА» - единогласно, «ПРОТИВ» - нет, «ВОЗДЕРЖАЛИСЬ» - нет.

3.                        Слушали:
О переизбрании Председателя Совета Региональной общественной организации.
Постановили:
Избрать на новый срок (3 года) Председателем Совета Региональной общественной организации «Независимая ассоциация словесников» Дощинского Романа Анатольевича.
Результаты голосования: «ЗА» - единогласно, «ПРОТИВ» - нет, «ВОЗДЕРЖАЛИСЬ» - нет.


Подписи:

Председатель Общего собрания        _________________   /Дощинский Роман Анатольевич/


Секретарь Общего собрания              _________________  /Цимбалюк Стелла Николаевна/                                         

ПРОТОКОЛ № 3 заседания Совета Региональной общественной организации «Независимая ассоциация словесников»


28 января 2014 года      15.30   ГБОУ СОШ № 739
Зарегистрировано 20 человек. Кворум соблюден.

ПОВЕСТКА ДНЯ:
1.  Отчет о деятельности Региональной общественной организации «Независимая ассоциация словесников» в 2013 году. Подготовка к Фестивалю методических идей.
Докладчик: Председатель РОО НАС Дощинский Р.А.
Обсуждение доклада.
2.  О выдвижении кандидатуры для возможного включения в состав Общественной палаты Российской Федерации.
Докладчик: Секретарь РОО НАС Смирнова М.С.
Характеристика претендента.
Голосование членов Совета. 

ХОД РАБОТЫ:

1.          Отчет о деятельности Региональной общественной организации «Независимая ассоциация словесников» в 2013 году. Подготовка к Фестивалю методических идей.
Слушали Председателя РОО НАС Дощинского Р.А.:
Определение формата мероприятия – заседание Совета Ассоциации. Решения принимаются не менее 2/3 голосов участников. Сообщение о ходе реализации решений ежегодной Конференции. Информирование членов Совета Ассоциации о мероприятиях, проведенных в 2013 году, их результативности и эффективности. Сообщение об успешном функционировании информационных ресурсов: сайт http://aurilm.blogspot.com, электронная почта aurilm@yandex.ru. Ознакомление с планами организации и проведения традиционного Фестиваля методических идей (изменение формата, регулирование количества участников).

2.          О выдвижении кандидатуры для возможного включения в состав Общественной палаты Российской Федерации.
Слушали Секретаря РОО НАС Смирнову М.С.:
Напоминание о том, что, согласно Уставу Ассоциации, Региональная общественная организация должна «представлять и защищать свои права, законные интересы своих членов, а также других граждан в органах государственной власти и местного самоуправления и в общественных объединениях; выступать с инициативами по различным вопросам образования и общественной жизни, вносить предложения в органы государственной власти».
В связи с вышеизложенным от членов Совета поступило предложение выдвинуть кандидатуру Дощинского Романа Анатольевича для возможного включения в состав Общественной палаты Российской Федерации с целью представления интересов Ассоциации в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации.
Дощинский Р.А. в течение 15 лет является практикующим учителем русского языка и литературы, занимается научно-методической деятельностью, преподает на курсах повышения квалификации работников образования, активно выступает в средствах массовой информации по вопросам защиты интересов предметной области «филология» в школе и гуманитарного образования в целом, по вопросам честной и справедливой организации и проведения государственной итоговой аттестации в России, по вопросам введения Федеральных государственных образовательных стандартов.
Предложение проголосовать за кандидатуру Дощинского Р.А. для возможного включения в состав Общественной палаты Российской Федерации.
Голосование: «за» - 20 человек, «против» - 0 человек, «воздержались» - 0 человек.  

РЕШЕНИЯ СОБРАНИЯ:

1.     Утвердить отчет и основные направления работы Ассоциации, поручить Совету разработать проект Плана работы Ассоциации на 2014 год.
2.     Выдвинуть кандидатуру Дощинского Р.А. для возможного включения в состав Общественной палаты Российской Федерации.
  
Председатель
РОО НАС                                                                                 Дощинский Р.А.

Секретарь                                                                                 Смирнова М.